ЭСПЕРАНТО

(оригинал статьи: http://lekcio.narod.ru/ )
    Первый учебник эсперанто был опубликован варшавским врачом Людвиком Марковичем Заменгофом (Ludoviko Lazaro Zamenhof) летом 1887 г. Сначала вышел учебник на русском языке, потом в 1887-1888 гг. учебники на польском, немецком и французском языках. Несколько позже на английском.

До начала ХХ в. эсперанто был, по сути, письменным языком. По признанию Эдмонда Прива [EdmondPrivat, 1927] на Западе сторонники языка не решались говорить на нем, хотя уже много писали, сочиняли и переводили. Журнал "Эсперантист" в ноябре 1902 г. публикует впечатления русского полковника Левитского о поездке во Францию. Полковник красочно описывает свой первый разговор на эсперанто: как в первые минуты было тяжело и непривычно и как уже через час говорящие забыли, что все говорят на чужом для себя языке. Подобными впечатлениями полны эсперантские журналы того времени использование эсперанто в устном общении было еще в диковинку.

Новый этап в использовании языка развернулся на берегах пролива Па-де-Кале: в августе 1904 г. в городах Дувр и Кале прошли встречи эсперантистов Англии и Франции. Успех этой встречи вызвал к жизни идею Всемирного эсперанто-конгресса.

В 1905 г. во французском городе Булонь‑сюр‑Мэр состоялся первый Всемирный эсперанто-конгресс, собравший 700 участников из многих стран мира. Сохранились очень эмоциональные воспоминания участников этого конгресса. Здесь многие впервые услышали, как звучат песни на новом языке, прошло много различных обсуждений в частности была принята известная "Декларация о сущности эсперантизма", которая подчеркивает "эсперантистом называется всякий, кто знает и использует язык э-то, независимо от целей" [т.е. по этой декларации "эсперантист" = "говорящий на эсперанто"]. С тех пор использование э-то для составления различных заявлений, манифестов и подобных документов стало одной из наиболее частых сфер употребления этого языка.

Первая мировая война прервала бурное развитие эсперанто в Европе.... После войны четко наметилась новая сфера употребления языка: политическая. Эсперанто стал популярен в среде рабочих и социалистов. В 20-е гг. на советских почтовых открытках надписи были выполнены параллельно на русском и эсперанто, велись радиопередачи на э-то, издавались книги. К середине 30-х годов стало озвучиваться мнение о том, что было бы логично сделать эсперанто языком межнац. общения в СССР. Это бы вполне соответствовало ленинской национальной политике ("никаких привилегий ни одному из языков!"). Однако сталинские репрессии ничего не оставили от эсперанто-движения в стране [Ситуация, когда простой советский рабочий напрямую переписывался с рабочими Франции, Германии и т.д. не устраивала нового вождя (тем более, документально подтверждено, что в этих письмах высказывалось и разочарование в социализме советского образца).] Эсперанто стал смертельно опасен и в фашистской Германии, где он был объявлен языком евреев и, как это ни парадоксально, коммунистов. В то же время, после смерти Сталина эсперанто возрождается и в СССР (этому способствовало присоединение к Союзу Прибалтики, в которой эсперантисты не были репрессированы). Возрождение было даже форсировано "сверху" в связи с Международным фестивалем молодежи. Основные сферы использования эсперанто: Периодика. На эсперанто выходит множество периодических изданий, среди них порядка 10 известных во всем мире ( Esperanto", LaOndodeEsperanto", Monato", Kontakto", LaGazeto", Fonto", LiteraturaFoiro" и др.). Большая часть изданий органы различных эсперанто-организаций (напр., Esperanto" орган Всемирной эсперанто-ассоциации; и тд итп -

Базовые факты языка и примеры текстов
Для письма используется алфавит на латинской основе с добавлением особых букв U^(У кратк.), G^(дж), H^(Г типа украинского), J^(ж), S^(ш), C^(ч); графемы q, w, x, y в алфавит эсперанто не входят. Ударение фиксированное, всегда падает на второй слог от конца слова (последний слог основы). В грам матике используется всего 11 невариативных окончаний, обозначающих части речи (-о для существительных, -а для прилагательных, -е для наречий и -i для глаголов в форме инфинитива), множественное число (-j), винительный падеж (-n), настоящее, прошедшее и будущее время глагола (-as, -is, -os), сослагательное и повелительное наклонения (-us, -u). Используются аналитические показатели для некоторых форм (степени сравнения: pli, plej; сложные времена глагола). Важную роль играет словообразование: словарный состав ограничен сравнительно небольшим числом корней, от которых с помощью аффиксов образуются все остальные необходимые лексемы. Liberalismo estas ekstreme malutila en revolucia kolektiva organizo. H^i estas korodilo, kiu damag^as solidarecon, malkoherigas la rilatojn, kau^zas apation en laboro kaj kreas malakordon en opinio. Kontrau^ Liberalismo Либерализм есть крайне вреден (utila - полезный) в революционном коллективном организме. Он есть разрушитель (korodi - разъедать, корродировать), который наносит-ущерб/вредит солидарности (аккузатив, korodi переходный глагол), разобщает (kohera - целостный, согласованный) отношения, вызывает/каузирует апатию в работе и создает разлад (akordo - согласие как состояние, согласованность) в мнении (т. е. мнениях необязательное множ. число в китайском?). Pro nia subkonscia profunda enradikig^o en la gepatra lingvo kaj kulturo ni al Esperanto kunportas nian rutinan pensmanieron inkluzive de nia nocia kampo. (из научно-популярной статьи в журнале "Эсперанто", 2001).

Из-за нашего подсознательного глубокого вкоренения в родном (родительском: patro - отец, patrino - мать, gepatroj - родители; frato - брат, fratino - сестра, gefratoj - братья и сёстры, англ. siblings) языке и культуре мы в эсперанто (к эсперанто) приносим (со-носим) нашу обычную манеру-мышления, включая наше понятийное поле."



Клод ПИРОН (Швейцария)
ГДЕ МИФЫ, А ГДЕ РЕАЛЬНОСТЬ?

" Когда я был маленьким, мне говорили: "Не бойся спрашивать дорогу. Используй свой язык, и ты доберешься до края света". Однако уже через несколько километров пути оказывалось, что там пользуются другим языком. Поэтому обращаться к кому-либо на улице было бесполезно.
Мне говорили: "Чтобы общаться с иностранцами, учи иностранные языки в школе". Но я заметил, что 90% взрослых не могут полностью выразить то, что они хотят, на том языке, который они изучали в школе.
Мне говорили: "Зная английский язык, ты сможешь быть понятым в любой точке земного шара". Но я видел однажды, как в одной испанской деревне столкнулись два автомобиля: французский и шведский, и водители не смогли объясниться ни друг с другом, ни с полицейским. В маленьком таиландском городке я видел одного туриста, отчаянно пытавшегося рассказать о своих симптомах местному врачу - но напрасно. В течение долгого времени я работал для ООН и ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения) на всех пяти континентах и могу засвидетельствовать, что и в Гватемале, и в Болгарии, и в Конго, в Японии, и во многих других странах английский язык практически бесполезен вне больших гостиниц и аэропортов.
Мне говорили: "Благодаря переводам, культурные ценности даже наиболее удаленных народов теперь доступны для каждого". Однако когда я сравнил переводы с оригиналами, я нашел столько пропусков, несоответствий и искажений стиля и смысла, что я пришел к следующему выводу: переводить на наши языки на самом деле означает обманывать... Мне говорили: "Затея с эсперанто позорно провалилась". Однако я был свидетелем того, как в одной европейской горной деревне дети местных жителей свободно разговаривали с японскими туристами только после шести месяцев обучения этому языку.
Мне говорили: "В эсперанто отсутствует человеческий фактор". Я изучал этот язык, я читал стихи и слушал песни на этом языке. На этом языке мне доверяли свои заветные мысли бразильцы, китайцы, иранцы, поляки и даже один юноша из Узбекистана. И вот я - некогда профессиональный переводчик - должен признаться, что эти беседы были самыми непосредственными и глубокими, которые я когда-либо вел на иностранном языке.
Мне говорили: "Эсперанто - это конец всякой культуры". Однако, когда в странах Восточной Европы, Азии, Латинской Америки меня принимали эсперантисты, я всякий раз убеждался, что практически все они более развиты в культурном отношении, чем их соотечественники того же социального слоя. И когда я присутствовал на международных дебатах, которые проводились на этом языке, на меня всякий раз большое впечатление производил их поистине высокий интеллектуальный уровень.
Разумеется, я говорил об этом с людьми, которые меня окружали. Я говорил им: "Послушайте! Смотрите! Вот что-то экстраординарное: язык, который действительно решает проблему коммуникации между народами. Я видел, как венгр и кореец обсуждали на этом языке философские и политические вопросы, причем с невероятной легкостью, несмотря на то, что со времени начала обучения этому языку прошло только два года. Я видел то и это, и еще вот это...". Однако мне возражали: "Это несерьезно. И, кроме того, этот язык искусственный".
Я видел огромное число людей, потративших более 6-7 лет на изучение какого-либо языка, которые при разговоре спотыкались на каждом шагу, были не в состоянии найти нужное слово, имели чудовищное произношение и, пытаясь что-то выразить, полностью теряли нить разговора. Я был свидетелем того, как языковое неравенство и даже дискриминация процветают во всем мире. Я видел дипломатов и специалистов, говорящих в микрофоны и слышащих через наушники голос, совершенно отличающийся от голоса своих действительных партнеров по переговорам. И это вы называете "естественной коммуникацией"? Неужели искусство решения проблем с учетом как интеллектуальных, так и эмоциональных аспектов, более не свойственно человеческой природе?
Мне говорили многое, однако я чувствовал, что все это не то. Поэтому я сбит с толку и блуждаю в замешательстве в этом обществе, которое декларирует право каждого на общение с другими людьми. И я не могу понять, то ли меня намеренно обманывают, то ли я сошел с ума."

Bliss, Glosa, Idiom Neutral, Interglossa, Latino sine flexione, Novial, Toki Pona....

Возможны языки и более простые, чем эсперанто:
такой например - 1=мама 2=папа 1+2=семья,родители и тд.
Или Солресол - каждой ноте соответствует слог,слово - красота какая!

Есть языки куда более логические - каждой категории понятий соответствует своя грамм.конструкция - у отрицаний свои окончания, у одобрений свои приставки, у обобщений тоже префиксы - все обозначено досканально - учи-не-хочу, для тренировки памяти и логического мышления - раздолье (создатели Ложбана так и называют свое детище - интеллектуальной забавой, лингвистическим опытом)

Эсперанто - замечательный компромисс между относительной простотой изучения, легкостью использования и точностью передачи идей.
Переводы национальных литературных произведений на э-то признаны наиболее адекватными; уже сейчас он используется как язык-ключ при машинных переводах.

Дискуссия на Valhalle

Где еще посмотреть про эсперанто:
- если вы сделаете запрос, например, на яндексе - вывалится тонна ссылок,
напр:
На на сайте молодежного э-то объединения США можно прочитать на английском, что это за язык, и что с ним можно делать.
http://www.esperanto.org/usej/info/baza.html


отличный учебный ресурс: http://www.lernu.net/
с интерактивными примочками, можно выбирать язык обучения, кроме русского - английский, иврит и др.

ЭСПЕРАНТО-ДВИЖЕНИЕ В РОССИИ http://www.openweb.ru/esperanto/


учебники-словари: http://www.esperanto.mv.ru/RUS/lernolibroj.html





История попыток

Вместо эпиграфа:

ЛЕГЕНДА О ВАВИЛОНСКОМ СТОЛПОТВОРЕНИИ

О разноязычии, его причинах и печальных последствиях создано в древности немало легенд. Одна из них, весьма поучительная легенда о вавилонском столпотворении, дошла до наших дней. Источником этой легенды был следующий исторический факт.
За много столетий до нашей эры в Междуречье, охватывающем земли нынешнего Ирака между реками Евфратом и Тигром, процветала высокая культура народа, называвшегося шумерами. Столицей могущественного раннерабовладельческого государства был Вавилон, богатый, крупнейший в тогдашнем мире город. В пригороде Вавилона возвышалась громадная, недостроенная башня.
Согласно легенде, жители процветающего города, возгордившись и бросив вызов богу, решили построить высокую башню, которая своей вершиной касалась бы самого неба. Охваченные дерзким замыслом, вавилоняне дружно взялись за дело. Отлично понимая друг друга, они трудились успешно, работа быстро продвигалась вперед, небывалое сооружение росло на глазах. Это очень встревожило властителя «небесной тверди». Возмущенный дерзостью вавилонян, он решил их сурово покарать. «У них у всех один язык и все, что они захотят, будет сделано», - рассуждал бог и придумал жестокое «божественное» наказание. Он раздробил их общий язык на множество непохожих языков. Строители перестали понимать друг друга, началась ужасная неразбериха. Продолжать работу не было никакой возможности, фантастическое сооружение осталось незавершенным.
В этой легенде заключена неоспоримая истина: если бы у всех людей был общий язык, если бы все хорошо понимали друг друга и стремились к общей цели, человечество представляло бы собой огромную творческую силу; оно могло бы построить не вавилонскую башню высотой до небесной тверди, а более совершенную жизнь на тверди земной.


Первая проба
(из известных)
ЯЗЫК УРАНОПОЛИСА

В эллинистических государствах, образовавшихся на территории от Дуная до Индийского океана после смерти Александра Македонского (323 г. до н. э.) и распада созданной им громадной империи, появилась новая философия - стоицизм. Согласно этому учению, возникшему в результате контактов греческой и восточных культур, представляющему собой значительный прогресс в развитии форм общественного сознания и идеи равенства человечества, все люди - граждане земли. Все граждане земли - свободные и рабы, греки и варвары (barbaros - не греческий, иноземный), мужчины и женщины - должны быть равны перед законом, управляющим миром.
Под влиянием философии стоиков находился филолог Алексарх, младший брат Кассандра, македонского военачальника, а с 306 г. до н. э. царя Македонии. Алексархом овладела идея создать справедливое государство, в котором все равноправные граждане жили бы дружно, говорили на одном языке. Для осуществления своего смелого замысла Алексарх основал город Уранополис - Город неба (гр. ouranos - небо, polis - город-государство). Жителями нового города стали пришельцы из разных стран. Для них Алексарх создал общий язык, видимо, первый плановый язык, построенный одним человеком.
До настоящего времени не удалось установить, какого типа был этот язык,- основан ли он на лексике существовавших языков или базировался на словарном запасе, придуманном его автором. Город-государство, созданный Алексархом без учета реальных политических условий, вскоре прекратил свое существование, а вместе с ним и его язык.

ПИСЬМЕННЫЙ ЯЗЫК ГАЛЕНА

Во втором столетии нашей эры жил в Риме врач и естествоиспытатель Клавдий Гален (129-199). Он был самым крупным теоретиком античной медицины, создателем основ анатомии, физиологии и фармакологии. Среди громадного наследия этого ученого есть работа, посвященная международному письменному языку. Гален изобрел систему графических знаков, при помощи которой, по его мнению, могли бы общаться люди, говорящие на разных языках. Увы, его идеи не были поняты современниками.

ЛАТЫНЬ КАК МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЯЗЫК СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

Латынь - первоначально язык Древнего Рима и его области Лациума - по мере роста римского рабовладельческого государства распространилась на весь Апеннинский полуостров и остров Сицилию, а затем охватила значительную часть владений Римской империи в Европе, Восточной Азии и Северной Африке. После распада римского государства латынь перестала быть разговорным языком, но не исчезла бесследно. На основе народной латыни, растворившейся в местных наречиях, с VI по XI ст. образовались близкие друг другу национальные языки: итальянский, сардинский, испанский, каталанский, португальский, французский, провансальский, ретороманские, румынский и молдавский. От латинского наименования столицы Римской империи они получили название романских и образуют одну из групп семьи индоевропейских языков.
В средние века классическая латынь становится языком науки, школы, церкви и международных отношений. Нейтральная латынь, не принадлежавшая больше какой-либо нации, в течение нескольких сот лет в известной степени выполняет функции международного письменного языка, а в некоторых слоях образованного общества является даже разговорным языком. В XVII в. латинский язык теряет свое международное значение и постепенно вытесняется литературой на национальных языках. В научном мире, в международных сношениях возникает языковой хаос, и проблема создания единого вспомогательного языка становится актуальной. Это социальное явление предвидел испанский философ, просветитель-гуманист и педагог Луис Вивес (1492-1540). В своем трактате «De Disciplines» он писал: «Погибнет латынь и тогда наступит смута во всех науках, угроза отчуждения между народами ... Было бы счастьем, если бы существовал единый язык, которым могли бы пользоваться все народы»
В средние века появляются изолированные попытки создания МЯ. Так, например, аббатисса Хильдегарда (1098- 1179), настоятельница одного из монастырей в Германии, была автором проекта языка, основанного на лексике древнееврейского, греческого, латинского, французского и немецкого языков.
Систему письменных знаков разработал испанский философ Раймонд Луллий (1234-1315).
Несколько лет тому назад были обнаружены описания планового языка, созданного в XVI или XVII в. на мусульманском Востоке. Авторство этого языка, базирующегося на словарном запасе арабского, персидского и турецкого языков, приписывают шейху Мухмеддину.
Эти проекты, созданные в разное время и в разных странах, были известны только в узких кругах их авторов и не могли иметь значения подлинно МЯ. Не было в те времена научной теории, которая могла бы служить базой проектирования плановых языков.

ДЕКАРТ - СОЗДАТЕЛЬ ТЕОРИИ ПРОЕКТИРОВАНИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ЯЗЫКОВ

Величайший французский философ XVII в. Рене Декарт (1596-1650), обогативший своими классическими трудами математику и ряд других наук, внес существенный вклад и в проблему создания МЯ.
В 1617 г. в Антверпене было опубликовано небольшое сочинение французского монаха Германа Гюго, в котором автор пытался обосновать необходимость построения всеобщего языка. Эта работа попала в руки французского ученого, аббата Марена Марсенна, постоянно переписывающегося со многими служителями науки в Европе, в том числе и с Декартом, проживавшим в то время в Голландии. Мерсенн переслал сочинение Гюго Декарту.
20 ноября 1629 г. Декарт написал аббату письмо, которое стало теоретической базой науки о проектировании МЯ, началом нового периода в истории интерлингвистики.
Декарту, в то время уже известному ученому, очень понравилась идея создания всеобщего языка. Он подтвердил мысль о возможности по определенному плану построения языка, который по своим качествам превосходил бы все существующие национальные языки, однако критически отнесся к некоторым утверждениям автора рассматриваемого сочинения. В своем письме Декарт начертил глубоко продуманный генеральный план построения МЯ.
По мнению Декарта, МЯ должен иметь только одно спряжение глаголов, одно склонение имен; в нем не должно быть неправильных глаголов. Новые слова следует образовывать при помощи префиксов и суффиксов, причем аффиксы должны быть четко определены и иметь постоянное значение. В словарь следует включить, наряду с коренными словами, префиксы и суффиксы.
Декарт выдвигает требования упорядочить язык не только как средство общения между всеми людьми. Он предлагает упорядочить понятия, т. е. строить МЯ на основании классификаций понятий, превратить язык в орудие мышления, позволяющее делать логические выводы, получать новые знания. Но такой язык, утверждает ученый, может быть только на основе «истинной философии». Пользуясь им, по словам Декарта, «крестьяне смогут лучше судить о сущности вещей, чем это делают сегодня философы»
Как показала последующая практика создания МЯ, требования Декарта, чтобы язык был легким для изучения, удобным средством общения разноязычных людей и в то же время философским языком, неосуществимы, но его взгляды имели большое влияние на создание многих проектов МЯ.

ПАНГЛОТИКА КОМЕНСКОГО

Проблема создания единого языка для всех народов серьезно заинтересовала чешского педагога, реформатора школьного дела, писателя и философа, Яна Амоса Коменского (1592-1670). Великий просветитель считал необходимым дать молодежи широкое универсальное образование, увязав всю образовательную работу с обучением языкам. Стремясь воплотить в жизнь свои замыслы, Коменский создает несколько необычных учебников.
В 1631 г. выходит в свет на латинском языке его учебник под заглавием «Janua linguarum reserata» («Дверь к языкам открыта»), который вскоре переводят на ряд национальных языков. Этот учебник представляет собой что-то вроде краткой энциклопедии, содержащей сто статей, не связанных между собою по содержанию (О создании мира, О человеке, О внутренних чувствах, О грамматике, О диалектике, О красноречии и т. п.).
В предисловии к латинскому оригиналу, адресованному к «эрудированным лекторам», Коменский критикует обучение языкам, заключающееся в заучивании тысяч слов - знаков вещей - без указания этих вещей, без учета связи между словами, присущей каждому языку. Затратившему на такое изучение языка многие годы не остается времени для того, чтобы приступить к «реальному» - философии, теологии, медицине, юриспруденции. Коменский утверждает, что изложение основ языка должно быть кратким, сжатым, а изучение - сознательным, легким, приятным. «Незыблемым законом дидактики я считаю прежде всего то, что понимание (intellectus) и язык всегда должны развиваться параллельно. Поскольку тот, кто изучает вещи, непременно должен обращаться к языку; ибо тот, кто понимает то, о чем не может рассказать, не отличается от немой статуи, а издавать звуки, не понимая их,- свойство попугая».
Для облегчения учащимся сознательного усвоения учебного материала Коменский на основе этого учебника создает вспомогательные пособия - «Школа - игра» (цикл пьес) и «Мир в картинках».
Мысль о роли языков в образовании не покидает философа. Анализируя национальные языки, он видит их несовершенство, сложность и приходит к выводу о необходимости создания легкого, совершенного международного языка. При помощи этого языка, по мнению автора, можно было бы распространять свет мудрости между всеми, даже самыми отсталыми народами, и таким образом подготовить и сделать возможным объединение человечества.
В сочинении «Via lucis» («Путь к свету»), датированном 1641 г., Коменский писал, что мир нуждается в общем языке, более легком, чем все существующие. Посылая это сочинение в Королевскую академию в Лондоне, в сопроводительном письме от 1 апреля 1668 г. он предлагал создать международную корпорацию по разработке «пансофии» (универсальной мудрости) с центром в Лондоне и национальными филиалами. Ученые разных стран - члены этой корпорации и ее отделений - будут переписываться на универсальном языке, который нужно создать, так как латынь уже непригодна для этой цели в связи с изменившимися и возросшими требованиями науки.
В XIX гл. сочинения «Путь к свету», озаглавленной «Структура универсального языка», Коменский рассматривает основные положения, на базе которых должен быть построен новый, единый для всех людей язык. Ведь, пишет он, «легче каждому изучить одно дело, чем одному человеку изучить все» .
Основные принципы проекта Коменского: корневой фонд общеупотребительной лексики должен содержать 200-300 слов латинского происхождения; словообразование - аффиксальное; грамматические категории экономны и рациональны, без исключений; язык легкий для изучения, благозвучный, более совершенный, чем существующие. «Исходя из этих принципов, - пишет Коменский, - мы можем надеяться получить язык в десять раз легче латыни, потому что в нем не будет неправильностей; в сто раз совершеннее, поскольку при его помощи можно будет выразить все различия конкретных вещей и идей; в тысячу раз пригоднее для адекватного представления материальных объектов, так как его отдельные слова будут чем-то вроде определений» .
В 1935 г. случайно была обнаружена рукопись другого сочинения Коменского - «Панглотика». Цель этого труда, как писал сам автор, создание простого орудия общения между людьми всех наций. Для нового языка Коменский предлагает несколько наименований: «пансофия», «панглотика» (универсальный язык), «рациональный язык», «гармонический язык», «философский язык» и др. Дело не в названии, а в том, что новый язык должен быть «богат и всеобъемлющ, как сам разум, прекрасен, как сам мир, гармоничен, как музыка..., но в то же время лаконичен ..., так как сжатость и точность речи - это путь к мудрости» .
Легко заметить, что Коменский, подобно Декарту, имел в виду «рациональный», «философский» МЯ, который был бы эффективным орудием мышления и в то же время легким удобным средством общения разноязычных людей, а эти требования несовместимы.

НЬЮТОНОВСКИЕ ПРОЕКТЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ЯЗЫКА

В XVII в., главным образом в Англии и Франции, появилось много работ, посвященных проблеме единого МЯ. В одних предпринимались попытки упростить классическую латынь, в других разрабатывались системы письменных знаков. Появились предложения создать единый, универсальный алфавит для всех языков мира.
Проблема создания МЯ живо заинтересовала гениального английского физика, механика, астронома и математика Исаака Ньютона (1643-1727).
В записной книжке молодого Ньютона, студента Кембриджского университета, а также в недавно обнаруженной рукописи «О всеобщем языке» уже известного ученого имеются проекты нового универсального языка. Несмотря на незаконченность работ, изложенное представляет собой достаточно полную картину теоретических предпосылок, исходя из которых Ньютон начал создавать свой язык.
В проектах Ньютона все понятия классифицированы и каждому классу предписывается определенный символ. Так, например, b означает чувства, s - орудия труда, t - животное и т. п. Новые слова образуются из лексического материала, положенного в основу языка, при помощи суффиксов, означающих понятия, родственные корневому слову, или грамматические категории числа, времени, степени сравнения и т. п. В первом проекте имеется словарь, в котором слова, образованные из 2400 исходных элементов, располагаются по классификационному принципу. В работе «О всеобщем языке» даны группы слов, близких по содержанию, образованных от одного корня при помощи суффиксов.
Проекты Ньютона так и остались лишь интересным материалом для истории интерлингвистики, однако принцип словообразования при помощи суффиксов, имеющих постоянное значение (чего нет в национальных языках, возникших и развивающихся стихийно), нашел свое воплощение в последующих проектах языка, созданного по определенному плану, в том числе и в эсперанто.

РАБОТЫ ЛЕЙБНИЦА В ОБЛАСТИ ЯЗЫКА

О создании универсальной символики, т. е. письменного языка в виде математических формул, пригодного для выражения любой мысли, мечтал гениальный немецкий математик, выдающийся философ, логик, юрист, историк и геолог Готфрид Вильгельм Лейбниц (1646-1716). Двадцатилетним юношей он издал труд на латинском языке, длинное название которого начиналось словами «Искусство комбинаторики». В своей книге молодой ученый изложил сущность предлагаемого им математического анализа. Универсальную символику Лейбницу не удалось создать, но мысль о едином языке для всех людей его не покидала.
В 1765 г., почти полвека после смерти ученого, был опубликован в четырех томах его главный философский трактат «Новые опыты о человеческом разуме», написанный в 1704 г. Третья книга этого сочинения под заглавием «О словах» посвящена философским проблемам языка и представляет собой своего рода введение в изложение сущности предложенного им языка. Лейбниц считал, что национальные языки, возникшие без определенного плана в результате смешения различных наречий народов-соседей, страдают рядом недостатков (многозначность, неточность и т. п.) и поэтому не являются совершенным средством общения. Математик-лингвист Лейбниц утверждал, что язык как орудие мышления должен быть создан на рациональной основе, образовать логическую систему, в которой, в частности, сложные понятия и выражающие их слова должны представлять собой комбинацию исходных простых элементов, подобно тому, как в математике делимые числа являются произведением неделимых. Лейбниц пытался сам создать такую систему. В грамматике его языка два основных класса слов - имена существительные и глаголы, причем переход от одного класса к другому осуществляется по строгим правилам. Грамматические формы имен существительных образуются не при помощи флексий, а посредством предлогов. Нет неправильных глаголов. В грамматике нет исключений. Существительные имена различаются по родам только там, где необходимо указать пол живых существ. Словообразование - аффиксальное.
В начале нашего столетия благодаря интерлингвисту Луи Кутюра были обнаружены ранее не известные рукописи Лейбница по проблеме универсального языка, содержащие около 1000 страниц, написанные на латинском, немецком и французском языках. Судя по этим материалам, представления Лейбница о языке будущего были совершенно ясными, вполне определенными. Он был уверен, что его язык будет языком науки, художественной прозы, поэзии. «Этот язык,- писал Лейбниц,- будет самым мощным органом разума. Я осмеливаюсь сказать, что это станет последним усилием человеческого духа, а когда проект осуществится, только от людей будет зависеть их счастье, так как они овладеют орудием, которое будет служить для воодушевления разума не хуже, чем телескоп служит для усиления зрительной способности глаза. Я уверен, что ни одно открытие не будет столь важным, как это, и ничто не способно в такой степени увековечить имя его творца».
Начатое дело, которому Лейбниц посвятил много труда и времени, из-за занятости другими вопросами ему не удалось довести до конца.
(По книге Королевича)





Coзданы человеком

Язык это инструмент, а не таинственная эманация выших сфер, которую нельзя "трогать руками", примеры успешной деятельности по преобразованию живых языков, допускающих весьма решительное и пророй довольно грубое вмешательство перед нами:

Норвежский нюношк.

(с Valhalla.forums перевод с норвежского: Cawedweller)
Существует историческая причина, из-за которой есть дв письменных литературных норвежских языка. Примерно 400 лет (до 1814 года) Норвегия находилась под властью Дании, и в то время в нашей стране использовался датский язык. Когда Норвегия стала независимой от Дании в 1814 году, было много тех, кто хотел использовать норвежский литературный письменный язык вместо датского. Это произошло в двух направлениях: Многое в норвежском разговорном языке было взято из датского литературного, так что язык становился все больше похож на датский. Это язык, который мы сейчас называем "букмол".

Нюношк был создан человеком, Иваром Осеном. Он путешествовал по стране и слушал, как разговаривают люди. После этого он создал письменный язык, который был больше похож на то, как говорил народ. Диалекты не были испорчены датским, думал Oсен, и поэтому будет естественным создать из них норвежский язык. Нюношк был создан на основе западных диалектов. Ивар Осен отбирал намеренно те формы, которые были менее всего похожи на датский и наиболее архаичны. А вот в процессе развития нюношка, вплоть до наших дней, его при помощи многочисленных реформ всё больше удаляли от западных диалектов в сторону восточных.
(Из текста "Языковая Ситуация в Норвегии" )

Возрожление иврита

Бен-Йехуда разработал несколько программ, возрождения древнееврейского языка, из которых три можно считать самыми важными: "Иврит дома", "Иврит в школе" и "Словарный запас".
До того иврит был только языком молитв и религиозных книг.
Бен-Йехуда считал, что крайне важно для успеха возрождения языка, что бы появились дети с самого рождения слышащие только иврит. Родители такого ребенка, и их гости будут вынуждены разговаривать с ним только на иврите, причем на самые разные бытовые темы. А когда ребенок наконец заговорит сам, у Бен-Йехуды появится живое доказательство осуществимости возрождения языка. Бен-Йехуда начал со своего сына. Заговорившему на иврите ребенку нужны были простые слова, обозначающие бытовые предметы. Поэтому Бен-Йехуда придумал, как сказать на иврите "кукла", "мороженое", "кисель", "яичница", "полотенце", "велосипед" и назвать сотни других предметов. Ребенок рос, а с его ростом обогащался лексикон возрождаемого языка, все естественнее становилась речь на нем.
Личный пример Бен-Йехуды и его успех в обучении языку произвели большое впечатление на других учителей. Правда, обучение на иврите было сопряжено с большими трудностями из-за нехватки подготовленных учителей, учебников, вспомогательных материалов (например, игр и песенок), терминологии и многого другого. Давид Юделевич, один из тогдашних учителей, в 1928 г. писал: "Нам пришлось начать обучение в сложной обстановке: без книг, без нужных выражений и слов, без глаголов и сотен существительных. Трудности, которые пришлось преодолеть, чтобы посеять первые семена, – ни описать, ни представить себе... Не хватало учебных материалов на иврите для начальных классов; мы были полунемыми, мы запинались, заменяли слова жестами и взглядами". О том же писал и другой известный учитель тех лет Давид Елин: " У каждого учителя был свой учебник на французском или русском языке, и по нему он обучал ивриту... Терминов просто не было. Каждый учитель в поселении был сам себе академиком, занимался словотворчеством на свой вкус и, разумеется, получал соответственные результаты". Однако со временем все эти языковые проблемы были решены, и выросло молодое поколение, говорившее только на иврите, что означало полный успех возрождения языка.
Ивритская пресса тогда еще только становилась на ноги (первая газета появилась в середине 1850-х годов), Бен-Йехуда, приняв за образец парижскую Фигаро, стал освещать в своей газете все, что представляет интерес для жителей страны, в том числе события за рубежом, погоду, моды и тому подобное. Он добился того, что к концу XIX века почти каждый еврей в Палестине мог без особого труда прочесть и понять газету на иврите. Как полагал Бен-Йехуда, издаваемая им недорогая газета убедит людей, что они способны выразить на иврите все мысли, и поощрит их разговаривать на нем. Свою газету Бен-Йехуда использовал и как средство для введения в язык новых слов, обозначающих ранее не существовавшие понятия, например, "газета", "редактор", "телеграмма", "подписчик", "солдат", "мода" и т.д. В помощь начинающим говорить и читать на иврите Бен-Йехуда принялся составлять словарь. Еще в Париже он завел словарик для собственного пользования. Это был краткий список слов на иврите и французском в той же записной книжке, где он вел учет покупок. Но, как объясняет Бен-Йехуда в предисловии к словарю, когда он стал часто говорить на иврите и понял, что в нем не хватает многих слов, тогда и словарик стал разрастаться, и в газете он начал печатать списки слов в помощь начинающим. Однако тут возникли новые проблемы. Беседуя на иврите в семье или с друзьями, он говорил так, как сам считал правильным. Но чтобы иврит стал языком всего общества, слова в нем должны строиться по четким языковым правилам. Поэтому Бен-Йехуде пришлось овладеть специальностью лексикографа. Впечатляющим итогом его тяжелого труда, нередко по 18 часов в сутки, стал 17-томный "Полный словарь древнееврейского языка и современного иврита". Этот словарь, работу над которым после смерти автора завершили его вдова Хемда и сын, и по сей день уникален в истории ивритской лексикографии.

Журнал «Ариэль», Октябрь 1997

Почитать об интерлингвистике:
На эсперанто - Кelkaj arĥivoj pri planlingvoj. http://www.webcom.com/donh/conlang.html
По-русски - Место эсперанто в классификации международных язков http://lekcio.narod.ru/esperanto.html



На страницу 1


 


Ulver Edition
© Vaeringjar, All rights reserved.